• USD 378.65
  • EUR 430.07
  • RUB 6
  • CNY 55.1
18 Августа, 03:33:17

25 Августа, 2018 Политика

«В театре я начал работать с 8 класса. И только потом получил высшее образование»

Толчком послужило то, что моя тётя в три года привезла мне игрушку.

«В театре я начал работать с 8 класса. И только потом получил высшее образование» - Антон Зайцев, режиссер Государственного театра кукол города Алматы.

 

С чего начался ваш путь как профессионального режиссера театра кукол?

Я начинал работать именно профессионально в театре кукол «Зазеркалье». Затем, здесь в Государственном театре кукол заместителем директора работала Айгуль Султанбекова и пригласила меня поработать над постановкой Буратино. Ну и потом, уже позже художественный руководитель театра Оразалы Акжаркын-Сарсенбек предложил поставить здесь спектакль на новый год. Я согласился, нашёл сказку, начал репетицию, и приходит он опять и говорит «оставайся». Как раз в тот момент я уходил из «Зазеркалья», работал в драматическом театре, но там всё было непривычно, поэтому я согласился.  И с января месяца 2016 года я тут. Актёры радовались, плясали, когда я остался. Кто ж тогда знал, что я на самом деле такой злой и кровожадный, когда дело доходит до серьезной работы (смеётся).

А первая режиссерская постановка?

Первая моя работа в качестве штатного режиссёра была концертом на 9 мая. Очень жалко конечно, что он сейчас не идёт. Это были актёрские самостоятельные работы, объединённые в один спектакль-концерт, и там было много хороших номеров. То есть это были актёрские идеи. Еще тогда я настаивал и развивал идею о том, чтобы было как много больше самостоятельных актёрских работ. То есть они приносили идею, мы её тут уже дорабатывали и так получались номера. Живые, интересные номера.

Антон Зайцев

Что же послужило толчком тому, что вы выбрали кукольный театр?

Я рано начал работать в театре кукол. Толчком послужило то, что моя тётя в три года привезла мне игрушку. А именно перчаточную куклу. То есть я с трёх лет играю в куклы. У меня не было машинок или солдатиков в детстве. Все дарили мне на день рождение куклы.  Мне настолько понравилось играть с ней, что потом я уже не мог заниматься ничем другим. Не хотел. Ходил на всевозможные театральные кружки, студии. Потом пошёл в театр, потом получил образование, получил второе образование.

Как интересно получается. То есть, сначала работа в театре и только потом образование?

Да. Сначала в театре работал, потом получил образование. Так получилось, что я с 8 класса в театре.  Высшее у меня театральное, актёрское. Второе магистратура – по режиссуре театра. Оба в Питере. После одиннадцатого класса у меня в принципе было не так много выбора. Когда я заканчивал, тут не набирали ни кукольный курс, ни тем более русскую группу. Так и получилось, что выбор пал на Питер.

Антон Зайцев

Как в школе отнеслись к тому, что вы в театре с таких ранних лет?

Нашу школу, старую где-то в классе шестом снесли и нас перевели временно в другую. В седьмом классе меня зовёт завуч по воспитательной работе, говорит «поехали», я спрашиваю «куда?», «на стройку» отвечают и везут к старой школе. Привезли, познакомили с прорабом и по моему проекту построили театр в школе. Для меня. Там и сейчас, в моей школе, на втором этаже есть театр. Маленький кукольный театр. Со сценой, кулисами, светом. Есть отдельный актовый зал и кукольный театр.

Значит, ваши учителя увидели хороший потенциал в вас.

Да. Потом на постановки выделялись деньги, мы шили куклы, делали декораций, ставили спектакли. В моей школе все знали, что я увлекаюсь театром, занимаюсь театром. В старших классах я там уже ходил, отпрашивал у учителей с других классов учеников. Я открывал актовый зал, репетировал с ними. И все учителя знали, если я отпрашиваю, значит, я забираю детей не поиграть или прогулять, а на конкретную репетицию какого-нибудь спектакля.

Антон Зайцев

Что на счет вашей первой профессиональной постановки?

Первая профессиональная постановка у меня была в «Зазеркалье», спектакль «Как хомячок новый год встречал». Совершенно умилительный спектакль. И он до сих пор есть в репертуаре театра. Очень простая новогодняя история о том, как заяц разбудил своего друга хомячка, чтобы показать ему новый год. Не смотря на всю простоту истории, это была и есть очень достойная кукольная работа. Там есть и живой план, и подробно проработанная работа с куклой. Жесты и оценочный ряд были очень вкусными. Работа в кукольном театре занимает больше времени именно поэтому, что надо выстраивать все оценки и жесты для каждой куклы.

Как вы подходите к выбору материала, пьесы для постановки?

Я выбираю материал только тот, который меня действительно волнует. В ней должна быть тема, которая в первую очередь должна меня заставлять думать. Дальше идет качество слова, построение сюжета. Позже рассматривается вопрос, о том, насколько эта пьеса подходит кукольному театру.

Антон Зайцев

Самая сложная постановка среди всех вами поставленных?

За последние полгода я успел поставить три спектакля. Не скажу, что что-то люблю больше, что-то меньше. Но больше всего я провозился с «Материнским сердцем». У меня на эту постановку ушло действительно много времени. Даже тот монолог, за счет которого появился на свет этот спектакль, в конечном счете пропал. Я как-то услышал кюй, он мне ну дико понравился. И мне рассказали историю, которую передает этот кюй. Я был очень вдохновлен им, и весь рабочий процесс думал, что в конце добавлю его в спектакль. Только в конце я его не нашел.  

Значит вы работаете на эмоциональном, интуитивном уровне. Вдохновляют ли вас на новые постановки спектакли других театров?

Сейчас я все меньше и меньше люблю театр в коробке. Потому что те спектакли, которые я вижу в театральной коробке, я им не верю. За последние полгода, год я вижу только уставших актеров, вижу сшитые костюмы, вижу каждую черточку грима на лице, я вижу, как артисты играют. Это все очень неестественно. Мне хочется личности на сцене, со своей имеющейся позицией. Когда мы говорим, что, во втором составе спектакль совсем другой, это говорит о том, что играет там личность. На Высоцкого ходили не только потому, что он был известным человеком или талантливым артистом, а потому, что он был личностью. И это сквозило сквозь его роли в спектаклях. Ремесленничество хорошее или плохое, в общем плане  является лишь инструментом. Надо всегда задаваться вопросом «зачем?». Надо прислушиваться к себе. Именно поэтому я работаю на интуитивном уровне и вот недавно поработал над ночью в театре «Волшебная ночь Наурыз» как с интерактивным спектаклем. По-моему, получилось интересно.

Антон Зайцев

Что на счет театров Алматы? Вы их часто посещаете?

Не хожу, честно. Когда я прихожу в большой, богатый, драматический театр, я все равно физически ощущаю, как сижу в кресле. Мало какие спектакли отрывают меня от кресла. Я видел много, где спектакли в черных театральных коробках, я имею в виду на сцене, и они не были условно экспериментальными. Но они меня действительно отрывали от кресла за собой. Меня никто водой не обливал, за руку не дергал, я никуда не ходил, я сел, сидел, но я также был в истории. Если есть такие хорошие спектакли я радуюсь, искренне радуюсь. Если таковых нет, я сижу и рассматриваю, где не покрашена стена, где лопнула лампочка и сколько стоят реквизиты с декорациями. И чаще всего я так и сижу, к сожалению. Может быть я просто нагляделся всего самого разного. Но дело мне кажется не в этом. Говоря про условности, зритель привык к твердой почве под ногами, то есть к тому театру, который есть сейчас. Им легче, когда они понимают, что происходит. Когда мы этого не понимаем, нас это пугает, от самых маленьких до самых больших. Но когда все устойчиво вокруг, в театре не интересно. Когда все правильно не интересно. Это на концерте все должно быть ровно. Когда я прихожу на концерт, я хочу, чтобы все было идеально, чтобы артисты выходили вовремя, чтобы танцоры танцевали синхронно. Но в театр то люди не для развлечения должны идти. Это не значит, что в театрах должна идти одна нудятина. В театрах тоже должно быть зрелищно. Но танец в нем должен быть не для танца, а танец ради чего-то большего. Но скажу, что, уважаю труд всех своих коллег. И они действительно делают многое для того, чтобы театр в Казахстане был. Эти люди не сидят. Я знаю, что они работают не с холодным сердцем, люди действительно вкладываются в профессию. Просто у меня есть другое ощущение от театра. В принципе от театра.

Что же тогда надо предпринимать, чтобы театр воспринимался зрителями иначе?

Не знаю. У меня нет на это ответа. Все идет так, как должно идти. Все идет своим чередом. Ведь то, что я говорю, не значит, что это правильно. Это просто мое мнение. Кто-то уверен в академичности театра. Кто-то убежден в том, что Островский должен идти в костюмах времен Островского. Поэтому рушить это и спорить с этим я не собираюсь. Потому что я говорю не про костюмы Островского, я не говорю про все остальное. Мне интересен театр живого духа. Мы можем выправлять ремесло как один из инструментов. Но на одном ремесле ничего не построишь. И для кого-то в этом всем спокойно.  И вообще, зачем о плохом? Все хорошо. Театры есть, работа идет, премьеры проходят, есть на что посмотреть. Только в конце марта, начало апреля я сходил на три премьеры. Значит что-то да происходи? Какой-то поиск идет? Кубанычбек выпустил «Розенкранца и Гильденстерн», Наташа поставила «Финальный хор», «Субботник», приуроченный ко дню театра. Это важно. Путь это уже движение.

О хорошем так, о хорошем. Есть ли у вас любимые спектакли здесь, в театре кукол?

Мне нравится спектакль «Приключения маленького лягушонка». Он, конечно, редко идет, но он прекрасный. «Каштанка» я считаю, хороший спектакль. Ну и «Материнское сердце». Сам себя не похвалишь, никто не похвалит (смеётся). На эти спектакли мне приятно смотреть. При всем при том, я их видел не один раз, я вижу, как актеры ведут куклу, но меня никто не обманывает. Каждый раз появляется ощущение, будто, этот спектакль создается вместе со мной, есть в них особенные сцены, которые заставляют меня забыться и сопереживать героям. Они и не экспериментальные, меня опять же таки никто не дергает, все происходит на сцене, но я в это включаюсь.

А что на счет будущих постановок? Уже работаете над чем-нибудь?

Сейчас я начинаю работу над еще одним спектаклем. Совершенно детским, чисто кукольным, без живого плана, классическим спектаклем, под названием «Жила была Сыроежка». Постановка о грибах и любви (смеётся).

То есть спектакль будет уже не интерактивным, а классическим кукольным? С ширмой и в черной коробке как вы говорите?

Да, что интересно это будет первый чисто кукольный спектакль в нашем театре. Почти во всех остальных постановках есть живые планы. Здесь же я хочу поработать только над куклами.

 

 

Если вы нашли ошибку - выберите нужную часть и нажмите Ctrl + Enter.

Баннер

Оставить комментарий

комментарий