• USD 378.65
  • EUR 430.07
  • RUB 6
  • CNY 55.1
18 Августа, 23:40:18

05 Сентября, 2018 Политика

Последний из Искандеров: документальные источники о малоизвестном деятеле Алаш-Орды

Спустя много лет Актюбинское управление КНБ предоставило мне возможность ознакомиться в архивах с уголовным делом №3084

Мечтой моего детства было написать об алашординце,  Ескендире Копжасарове, именем которого названа одна из улиц на его малой родине, в Кобде в годы независимости, а до этого это имя было забвением.

Спустя много лет Актюбинское управление КНБ предоставило мне возможность ознакомиться в архивах с уголовным делом №3084 на Кубжасарова Искандера Исаевича (именно так были написаны его данные) - видного деятеля Западной группы Алашорды, Уилского уалиата, верного помощника Мустафы Шокая.  В деле с грифом «секретно» указано, что он 1884 года рождения, уроженец аула №2 Хобдинского района Актюбинской области. В марте 1930 года арестован, 20 марта 1930 года ему было предъявлено обвинение по статье 58-13 УК РСФСР.

Следствие по делу И. Кубжасарова начинается с заявления, написанного в Актюбинский окружной отдел ОГПУ жителем аула №12 Рахметом Шалмановым, который в дальнейшем становится ярым приследователем Ескендира. Написанные им разоблачительные материалы были опубликованы также в центральной печати.

В первом заявлении, датируемым 22 августа 1929 года, подшитом в уголовном деле, вместо безграмотного Шалманова ставит свою подпись Сундет Кортыков, который подтверждает изложенные факты. На русский язык документ перевел Кужахметов. В заявлении в частности пишется: «В этом году (1929) июне 13-го дня известный всем Кубжасаров Абдеш (Абдрашит младший из братьев Искандера и Ахмета Кубжасаровых. Прим.автора) пьяный  выстрелом из оружия убил моего сына Мергенбая. Сейчас дело ведет народный следователь района. С началом следствия и арестом Абдеша его родной брат Кубжасаров Искандер активный лидер Алашординцев и известный аткаминер вместе с комсомольцем Мергали Жакуповым несколько раз нападали на меня с угрозой убить из-за ареста Абдеша. Оба они из знатного рода ебес, подрода анай, а мы из малочисленнего роде кете, по рода копек.  Поэтому всегда Кубжасаровы и другие эксплуатировали нас. Прошу принять меры в отношении Искандера Кубжасарова и его сторонника Мергалия Жакупова».

В дальнейшем статья «неграмотного» Рахмета Шалманова была размещена в газете «Еңбекші қазақ» - органа КАЗЦИК Казкрайкома ВКП(б) и в других газетах. Уголовное дело, ясно обретает политический характер и тучи над Ескендером Копжасаровым сгущаются.

22 сентября 1930 года постановлением тройки ППОГПУ в Казахстане (выписка из протокола №34/к) он был заключен в концлагерь сроком на 5 лет по статье 58-10 УК РСФСР. Объективных доказательств его вины не имеется.

В деле подшит документ от 27.05.1929 года №482, г. Актюбинск. «Редакция газеты «Степная правда» препровождает при сем полученные крестьянские корреспонденции для: а) сведения, б) расследования, в) ответа на них».

«Зав. селькорровским отделом

          (подпись)

 

ПАЛАЧ ТРУДЯЩИХСЯ

 

В Хобдинской потребкооперации есть счетовод – бывший полководец Алашорды некто Искандер, который спрятал свою правовую деятельность как «простой» казак. Но во всяком случае он не «простой» казак, как он себя именует, а бывший палач-полководец  1918 и 1919 года, который водил отряды банд в прежнем Казахстане. Этой бандой Искандер подавлял местные крестьянские отряды, которые защищали Советскую власть. 

В захваченной местности палач Искандер устраивал кровавые расправы и облагал непосильными трудностями население.  Своей кровавой деятельностью Искандер навестил поселки Роповский, Ново-Алексеевку, Бегалу. Так Искандером были брошены под лед реки Хобды около Ново-Алексеевского поселка три крестьянина Ново-Алексеевского района.

И есть много фактов, которые характеризуют Искандера как палача трудящихся Казахстана.

Мы требуем провести следствие Актюбинской окружной прокуратуры, удалить палача за пределы Казахстана.  Яркими свидетелями в кровавой деятельности могут быть бывшие красные партизаны села Алексеевской — Дордий Артем, Стукалов Федор, Таран Ефим, Волотко Андрей.

А также граждане поселка Ропповский и Ново-Алексеевский.

                                    Подпись Стукалов Федор, Дордий, Волотко (подписи).        

                                                    Пос. Алексеевски, Ново-Алексеевский район».

 

 «Степная правда», № 49, 6 августа 1929 года.

 

«В Хобдинском ПО работает счетоводом Кобжасаров Искандер. В прошлом он офицер, алашординец, всячески издевавшийся над трудовым казачеством. Убегая с белыми за Каспий, находился в Ташкенте и несколько лет жил там, пока, наконец, в позапрошлом году голым и босым не прибыл в родной аул. И с тех пор занимался  счетоводом.

Зимою его совершенно правильно лишили избирательских прав, но каким-то образом Хобдинский РИК восстановил Кобжасарова в правах. В июне месяце  со сторонов членов был поднят вопрос об исключении Кобжасарова из ПО. Предложение об исключении было поддержано.

Но вот коммунист Кален Толеуов заступился за бывшего офицера и алашординца и дело затихло.

Нужен ли нам в кооперации белогвардейский хлам?». 

  Заслуживает внимание опубликованный  разоблачительный материал в газете «Еңбекші қазақ» органа КАЗЦИКа и Казкрайкома ВКП(б) от 22 октября 1929 года  №226. На русский язык материал перевел Рахмет Шалманов. В нем, в частности, отмечается, что Искандер во время правительства Керенского являлся начальником милиции Уральского уезда и действовал со своими подчиненными против красных. Являясь членом группы алашординцев, Джаханши Досмуханбетова собирала налоги и другие припасы для войск. Когда Ескендир услышал о приближении красных в Хобдинский район, он  убежал через адай-жива Кунград с несколькими товарищами, заехал в Ташкент. По его словам, работал в Туркестанской  Республике. Впоследствии приехал в аул босой, не имея ничего, занял одну корову с теленком у Толеуа Дюсенбаева, одну лошадь у Байшуакова Жумагула, у других знакомых занял домашний скот. Работал секретарем в Хобдинском ВИКе и был изгнан оттуда. В сложной ситуации поступил работать счетаводом за 20 рублей в месяц в Хобдинскую кооперацию. Когда Хобдинская волость была реорганизована в район, председателем РИКа был назначен Караев, они знакомятся друг с другом. Во время конфискации баев на собрании бедноты Караев предоставляет Кобжасарову полномочия высказаться на собрании («Кедей» за октябрь 1928 года,  № (193)31). Кроме того, Ескендир причислил к баям некоторых средняков и принудил их продать скот. На этом он не останавливается.  Подружившись с Караевым, чувствуя силу, сплачивает вокруг себя группу единомышленников из подрода анай рода ебес. Старается поднять авторитет своего рода с помощью Караева и становится руководителем кооперации.

О разоблачительных поступках Ескендира также были напечатаны материалы  в «Еңбекші қазақ» № (1414)85 от 16 апреля 1929 года. В этих материалах рассказывается о том,что он  взял ковер у Есжана Бекжана. Когда снимают с должности Караева, он восстанавливает права с помощью уполномоченного по перевыборам Камала Арынгазиева. Далее упоминается, что когда Ескендир приехал из Ташкента, ему оказали помощь Касен Тлеуов, а также  Опа Беисов, что он часто заезжал в гости к Нургалию Битикову, Сагидолле Сарыбаеву, Габдыру Тамирбаю, с которым вместе пьянствовали и угощались заразанным бараном с каждого двора. Ескендир занимался заготовкой скота, когда хазрета Жумагула Байшуакова оштрафовали на 800 рублей за несдачу хлеба,  Копжасаров выручил его, закупая скот по повышенной цене. Из родственников близкими Ескендиру аткаминерами являются Адил Сеитов, Касен Мамаев, и Акимгали. Общались с ним также Миргали Тлепбаев, Фазыл Мендибаев и Сапар Шукаев. Об этом сообщал Рахмет Шалманов (3 сентября 1929 года).

Как видно из документов, перед уголовным преследованием Е. Копжасарова проводилась целенаправленная подготовительная работа — метод красного террора тех трагических лет.

         В следующем документе читаем:

«Народный следователь Хобдинского района Актюбинской области от 14.08.1929 года, вход №4953.

Секретно.

Актюбинскому окружному отдел ГПУ

При сем препровождается заявление гражданина №16 аула Хобдинского района Косвакова Лукмана о действиях Копжасарова и др. на ваше распоряжение.

Приложение:

Упом. на 4 п/л.

Народный следователь Хобдинского района Сейтказиев».

    В деле имеются показания Лукпана Косвакова, жителя аула №16  Хобдинского района, который  был довольно грамотным гражданином того времени. В 1901 году окончил Джерен-Купинскую волостную русско-киргизскую среднюю школу, в 1904 году окончил годичный класс Уральской ремесленной школы. Есть и другие показания: 

Магилин Афанасий Николаевич, счетовод Хобдинского ПО, инвалид войны, служил в Красной Армии, советских учреждениях, 38 лет, Полтавская губерния, Золотонский уезд, село Гренино:

«Я хорошо узнал Купжасарова Искандера в 1919 году 12 июня, я приезжал в этот поселок и проводил организацию среди молодых ребят о поступлении в отряд Красной армии. 

1929 г. 11 ноября. Полодецкий Петр Андреевич, украинец, Херсонская губерния, в данное время Ново-Алексеевка, 36 лет, женат, 3 детей. Секретарь сельского совета с 1925 года. «Кубжасарова Искандера знаю с 1909 года, мы в то время переселились из Украины, а он проживал в 8 верстах от поселка Ново-Алексеевка. Он был тогда зажиточным, имел много земель и мы арендовали у него земли для запашки. Арендовали мы земли у него 2 года в 1910 году.

      В 1914 году я был на службе и узнал от брата, что Кубжасаров в 1915-1916 году был управителем. В 1918 году я и мой брат Михаил прибыли с военной службы, немного жили дома, когда образовался в поселке Астраханском красногвардейский отряд, туда поступил мой младший брат Василий».  

Будюков Ипатий Антонович:

«Когда летом 1919 года из Уила приехал хан Алаш Орды Джаханша Досмагамбетов. С пос. Ново-Алексеевка он привел по дороге 12 или 14 крестьянских, между ними были киргизы, татары, русские и немцы. Их заперли в кибитку. Я был секретарем земской управы, а прдседателем -Прокофьев Иван. Его вечером вызвали к хану Жаханше Досмуханмедову, который жил в кибитке на берегу Кобды. С Прокофьевым пошел и я, вместе с ним мы сидели возле кибитки и ждали, пока нас позовут. И слышали, что в юрте происходит суд над арестованными. Здесь участвовал и Искандер, потому что я  хорошо знал его голос. Суд приговорил всех к расстрелу, однако хан был недоволен приговором и пригласил к себе отца Искандера  Копжасарова Ису. Он считался почетным аксакалом и его мнение было  авторитетным.  Иса не советовал расстреливать этих арестованных, т.к. материалы не вполне доказывают их виновность. Хан с ним согласился и все материалы разорвал, мне все было слышно, они говорили по-русски, потому что в составе суда были русские офицеры».

Необходимо отметить что Жаханшу и Искандера связывовали совместное годы учебы в Уральском реальном училище. В одном подготовительном, шести основных и одном дополнительном классах училища обучалось триста учащихся, в том числе восемнадцать казахских детей – Бактыгали Бисенов, Жумагали Буишев, Искандер Копжасаров, Жаханша Досмухамедов, Кожахмет Азимуратов, Жалмухамбет Суюнтуров, Ахметжан Алтюшев, Оспан Азимуратов, Нургали Досбаев, Халел Досмухамедов, Нургали Ипмагамбетов, Шабазгерей Кусябгалиев, Гали Халилов, Сабыржан Сарыкуджин, Губайдолла Бердиев, Султан Тамашев, Молдагали Бекимов, Рабат Молдабаев. Стипендии этим аульным детям выплачивали казахские старшины-управители степных волостей.  

Все эти учащиеся не затерялись в политической жизни общества, подавляющее большинство играли важнейшую политическую роль в дальнейшем.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

1930 года, марта 20 дня, начальник следственной части ВОО ОГПУ Вас. Васильев, рассмотрев дело №32, нашел: имеющимся в деле материалом достаточно изобличается Кубжасаров Искандер Исаевич, 1884 г.р., окончивший 5 классов реального училища, 2 человека в семье, казах, подданный СССР, уроженец Актюбинской области, Хобдинского района, аула №12, проживает там же, происходит из почетных граждан (отец крупный бай и волостной управитель).

В 1919 году был в Алаш-Орде, Красной Армии не был, в армии Алаш-Орды был, судим в марте с.г. народным судом Хобдинского района по ст. 61 ч. 3 УК и 79 ч.1, пришедши к 2 годам лишения свободы и 5 лет высылки, в том, что в 1918-1919 г.г. будучи членом Правления Западного отдела Алаш-Орды, организовал белую банду, с которой и аппелировал в пределах нынешного Хобдинского района. Работа отряда заключалась в усиленной борьбе с Красной Армией путем расправ с отдельными красноармейцами.      

 

Обвинительное заключение

По делу обвинения Кубжасарова Искандера по статье 58, п. 108 к.

 

5 марта 1930 года из поселка Ново-Алексеевка Хобдинского района райадмотдел направлял в город Актюбинск партию арестованных. При посадке на подводу у помещения райадмотдела собралось до 100 человек родственников арестованных и простых любопытных. Когда арестованные были размещены на подвозах и транспорт, готовы были тронуться в путь,  осужденный по статье 61 ч. 3 и 79 ч 1 УК гражданин Кубжасаров Искандер обратился к окружающим и прощаясь стал говорить: «Долой коммунистов, долой Советская власть, мы невинны, но придет время, мы отомстим, власть будет наша, мы никогда не потонем, пусть нас судят и сажают по напрасно», после чего  продолжал говорить по-казахски на ту же тему ( 41, 42, 46).

Обвиняемый Кубжасаров Искандер происходит из крупных баев — полуфеодалов (отец его при царизме был награжден званием «потомственный почетный гражданин», клином в 1000 десятин  земли. Имеет незаконченное среднее образование (5 классов реального училища) и большой  стаж буржуазно-националистической работы. В 1918 году в качестве начальника милиции 3-го участка Уральского уезда, затем в 1919 году в качестве члена правления Западного отдела Алаш-Орды. Заведовал финансами Правительства и ездил с отрядом по поселкам собирать налог, причем члены его отряда грабили семьи красноармейцев, (л.л.д 28,31 ст,32 33 ст.),     

Расстреливались их родственники Полодецкий, обвиняется в том, что в поселке Ново-Алексеевке при отправке его в качестве обвиняемого в город Актюбинск призывал присутствующую толпу на русском и на казахском языках к свержению Советской власти т.е. совершении преступления, предусмотренного по статье 58 п. 10 УК, за каковой подлежит суду особого совещания при коллегии ОГПУ.

Составлено «23»/ІІІ-1930 г.  

 

Таким образом, в марте 1930 года Искендир Копжасаров отправляется на пять лет концлагерей в город Алма-Ата.

Находясь в первых концлагерях большевиков он время от времени пытается привести в порядок свои документы и обратиться за помилованием.

В УРО

ЗК сотрудника Казитлага Копжасарова И.И.

Заявление

Копия моего личного дела и службы с 1921 по 1929гг.находятся в ПП ОГПУ «восточного отдела». Они были отобраны при обыске меня в1929 году.

Заявляя о необходимости их прошу УРО не найдется ли возможным востребовать копии личного дела и приобщить их к личному делу в УРО, как мои личные документы.

 И.Копжасаров.

23 февраля 1931 г.

 

Спустя немногим более месяца нач.УРО Ильину поступает телефонограмма: Просьба сообщить кем и когда осужден находящейся у вас заключенный Копжасаров И.И.

Можно только позавидовать оперативности органов, в тот же день 18 марта 1931 года составляется ответ и под отметкой 43143 от 27 марта 1931 года отправляется такой документ:

Объединение государственное политическое управление. Управление Казахстанских исправительно-трудовых лагерей.

Отд.УРО исх.№2121 /18.03.1931

   РСО ПП ОГПУ

Г. Алма-Ата

На ваш запрос по телефону сообщаю что заключенный Копжасаров Искандер Исаевич осужден тройкой ПП ОГПУ КА ССР.

Протокол №34 от 22.09.1930г. пункт 27 дело №1098 по ст.58/10 ук зк 5 лет концлагерей.

Начальник УРО Ильин.

И наконец ответ Искандеру через Ильина:

На ваш запрос от 12.03.1931 года за №1868 сообщаем, что копии личного дела заключенного Копжасарова И.И. в след.отдела не имеется.

 Вр.зам.нач. РСО  /Букреев/

 Регистратор   /Васильев/

 

Возвращаясь к статье Кошима Есмаганбетова в газете «Егеменді Қазақстан», узнаем, что после долгого перерыва Ескендир Копжасаров выходит на связь с Мустафой Шокаем 26 января 1930 года и в секретном письме о своей работе, в одной из Туркестанских национальных организаций, германско-афганской торговой компании сообщает о массовом терроре, отмечая, что уже взяты под заключение около 600 человек из числа интеллигенции, только в Ташкенте задержаны около 1000 человек. До сих пор кроме написанных  М.Шокаю собственноручно документов Ескендира Копжасарова не известно.

Поэтому публикуемый ниже документ написан его пером и является уникальным.

 

 

 

«В Полномочное Представительство ОГПЧ в Казахстане

Через Управление Исправительно-трудовых Лагерей

ОГПУ в Средней Азии

 

С/з Купжасарова Искендра

Исаевича

№ л.к.19307

2ая Ком-ка ИТЛ ОГПУ

В Средней Азии

 

Заявление

 

Постановлением Тройки ПП ОГПУ в Казахстане от 18/09/1930 года я осужден по ст.58/10 УК на 5 лет в концлагерь за выступление, приписанное мне, как носящее характер антисоветский и имевшее место в результате нервных переживаний, а также бессознательного состояния после приема алкогольных напитков.

Не вступая в оценку и критику вынесенного постановления и сознавая свою неправоту, выразившуюся только лишь в том, что находясь в не нормальном состоянии допустил якобы выступление чего бы не было, если бы я был вполне здоров, считаю возможным обратиться в Тройку ППОГПУ с просьбой пересмотреть мое дело, так как моя прошлая трудовая жизнь и работа в Советских учреждениях на разных должностях дает мне основание полагать, что Советский Пролетарский Суд учтет все моменты моей вины и снизит наказание, воздав заслуги за содеянное.

Желая работать и умея работать я убежден, что в условиях Казахстана принесу больше пользы на свободе нежели в заключении.

Сделанная мною ошибка будет исправлена упорным и честным трудом на благо Советского государства.

Привожу свою краткую автобиографию:

Родился в казахской семье в 1885 году.

Образование получил в реальном училище, по выходу из которого отделился  от отца и стал жить своим трудом с 1904 года.

При царском строе нигде не служил.

Во время временного Правительства был Начальником Участковой Милиции.

Служба Советская:

Начальник снабжения, начальник материально-финансового управления, начальник Социального страхования, член Комиссии Народного Комиссариата Социального обеспечения, Председатель Всетуркестанского Центрального Комитета Диханской Общественной Взаимопомощи, Член Всероссийского Центрального Комитета Крестьянской Общественной Взаимопомощи при МКСО РСФСР, Член Президиума помощи Красной Армии При Турцике, Председатель Центральной Комиссии по назначению по жизненных пенсий и помощи, член Президиума Центрального Комитета Союзов и др. краевых и областных должностях.

Имею письменные благодарности от Совета народных Комиссаров бывшей Туркестанской ССС Республики за непрерывную трехлетнюю службу Членом Комиссии НКСО  «За улучшение быта красным героям Гражданской войны» и от командующего войсками Туркестанского фронта – от имени бойцов ТуркФронта.

Во все время службы Совучреждениях никаким репрессиям, выговорам и замечаниям не подвергался.

Все документы находятся в ППОГПУ.

Результат прошу сообщить через УСАЗИТЛ.

18 марта 1932 года

И.Купжасаров».

 

 

Объединение Государственного Политического Управления по Казахстану.

Отдел СПО                                                    В управление лагерями ПП.                                                                          ОГПУ в Средней Азии

28 июня 1933г.

№162 2075

г. Алма-Ата                                                    г. Ташкент

 

                                       на №3 /19307

Сообщаем, что в ходатайстве об освобождении С\К Кобжасарова Ескендира, осужденного 22 сентября 1930 года Тройкой ПП ОГПУ КАССР на пять лет концлагеря-отказано

Пом. Нач. СПОПП ОГПУ Гендин.

Нач. 2 от д.СПОПП Константинов.

 

Кратко о ТА ССР, где трудился Искандер Копжасаров. Туркестанская Автономная СОВ.СОЦ Республика «ТА ССР» в составе Р.С.Ф.С.Р. 30 .04.1918-27.10.1924гг. Нац.св. 5 млн. человек столица – Ташкент.  В ходе нацразмежевание на тер.ТА ССР образовались УзбССР,Туркмен ССР,ТаджА ССР,Кара-кирг.АССР, Каракалпак АО.

Туркестанская комиссия ВЦИК и СНК РСФСР (Турк. комиссия) 8.10.1919-16.08.1922гг. представляла ВЦИК СНК РСФСР и действовала от их имени в Туркестанской АССР. Имела полномочия от ЦК РКП(б).

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

21 марта 1930 года

 

Я, нач.след. группы Актюбинского ООО ГПУ Вас.Васильев, допрашивал в качестве обвиняемого, который показал:

Копжасаров Искандер Исаевич 1884 г.р. Семейное положение 2 чел. 5 кл. реального училища в Уральске. Отец почетный гражданин, волостной управитель, также переведен в управление Уральского уезда.

До рев: также отделился от отца с 70 лошадей, 25 голов крупного рогатого скота, 100 голов баранов. После революции: 1 лошадь 1 корова, 1 теленок, 1 жеребенок.

До революции пользовался наемным трудом. В Алаш Орде с 1919 года - 1 год. Участие в февральской революции и дальнейшая деятельность после октябрьской революции 1917 года: служил начальником участковой милиции.

При Алаш Орде кооптирован в Правление Западного отдела в Джамбейте, зав.финансовым отделом при советской власти на разных должностях в Туркреспублике и Сыр-Дарьинского.

С 1920 года служил в кооперации и нарсуде. 1 марта нарсуд Хобдинского района судил по статье 61 ч.3 и 71 ч. УК, присудил к двум годам лишения свободы и к пяти годам ссылки с конфискацией имущества.

Далее в деле подшиты собственноручные признательные показания Ескендира Копжасарова, которые показывают образованность подследственного, его восприятие и оценку происходящего. Это описание  бурных событий тех лет глазами их участника (орфография и пунктуация документа сохранены с наименьшими краткими поправками. Прим.автора).

«По существу настоящего дела показываю: виновным себя не признаю, до революции я занимался своим хозяйством и нигде не служил. Когда началась революция, то я получил приглашение от казахской интеллигенции в Уральске приняться за общественную работу, но я отказывался, так в ноябре 1917 года меня назначили начальником III-участка Уральской уездной милиции. Эту должность я принял, но жил у себя дома и больше занимался своим хозяйством, чем службой.

     В это время Казахию стали нащупывать, формой общественного и государственного объединения и на сколько это мне известно в начале 1918 года особым был постановлением собрание представителей было организовано временное Уилское правительство, в него входили и им руководили: Досмухамедов Жанша (ныне член коллегии защитников (адвокатов.авт.) в Кызыл Орде), Досмухамедов Халил (ныне в Кызыл Орде где имеет собственный дом, врач), Кулманов (звать не знаю как представитель Бокейханова) и др.; (здесь Бакыткерей Кулманов авт.) Досмухамедов Жанша был главой этого правительства, командующий войсками, членов по иностранным и юридическими делами и прочее. Поддерживали его офицеры, окончившие Джамбейтинское военное училище.

Летом 1918 года это правительство заключило договор с уральскими казаками (русскими) о взаимной помощи в борьбе с большевиками, причем казаки уральские должны были снабжать правительство обмундированием и припасами, а Уилское правительство обязано было (сформировать) один эскадрон людей.

В это же время все передовики с Досмухамедовым и во главе ездили в Самару для установления связи с Комучем и получения от него помощи. Вернувшись из Самары они привезли с собой два автомобиля, много денег, вооружения и др. В дальнейшем амуницию и вооружение получали от Дутова из Оренбурга через Чилик.

Добавлю, что после установления Советской власти в Москве Досмухамедовы ездили к тов.Ленину, объявили ему о признании советской власти и ее поддержки, на обратном пути в Уральске заключили упомянутый договор с уральскими казаками.

В декабре 1918 года при формировании или отправке эскадрона, согласно договора, он взбунтовался, объявил себя большевистским и в Уральске к казакам не пошел. А пошел на Уил для соглашения с темирскими большевиками правительство было убежало из города, но потом послали гонца в Уил для проверки верности уилского гарнизона Алаш Ординскому правительству (Уилское правительство было переименовано в Западный отдел Алаш Орды немедленно после возвращения Досмухамедовых из Самары в 1918 году).

Уилский гарнизон оказался на стороне Алаш Орды – выступил Джамбейтинскому отряду на встречу и под руководством или приближающем участии Мергали Оспанова – разбил Джамбейтинский отряд и половину взяли в плен.

В феврале 1919 года в Каратобе состоялся уездный съезд Алаш Орды, на котором меня избрали в состав правления Западного отдела Алаш Орды. Мне поручено было введение финансовой части, хотя касса была в руках Досмухамедова, я же только производил учет доходов и расходов. В то время вся жизнь и работа шли на военную ногу: ожидали нападение большевиков, выставляли караулы, вербовали джигитов и т.д. Налоги и повинности налагались примерно следующее: от 50 кибиток 1 джигита с обмундированием и лошадью, с крестьянского поселка – 2 фургона, 4 или 6 лошадей с хлебом, часть которого отправлялись уральским казакам. Все законодательство были царские, своих законов у Правительства не было. На I Уральском областном съезде Киргиз Уральской области были решения о принятии программы социал-демократов.

Летом 1919 года в июле Досмухамедов, который и в Алаш Орде оставался руководителем высшим, предпринял поход на Темир, который он использовал  с демонстративной целью: повел он отряд не по прямой дороге, а по густонаселенной реке Хобда, отряд состоял из 360 человек джамбейтинцев и 100 человек уилских, присоединившихся в Шкуновке. Я желая попасть домой, также поехал с этим отрядом и доехал до Шкуновки (Ново-Алексеевка) вернулся в свой аул. В никаких расстрелах, насилиях, грабежах и прочих безобразиях в Хобдинском районе я участие не принимал. Но отряд вел себя по-бандитски, разнузданно, били нагайками и плетями, забирали себе что хотели и прочее. Досмухамедов никаких мер к прекращению этого не принимал, говоря: «Ничего не поделаешь, время военное». Джигиты все были в этом отряде из рода Досмухамедова Жанши – байулинцы, почему он не чувствовал к ним особую симпатию.

Я остался у себя дома, и отряд пошел дальше. В Темире Досмухамедов соединился с действовавшим там отрядом одного полковника Авдеева из 8 пластуновской дивизии и вместе доходили до станции железной дороги. Начальником штаба Досмухамедова (Алаш Орды) был полковник Ереклинцев.

Вскоре было по волостным земским управам объявлено, что 16 июня в Уиле состоится съезд и торжества. Я поехал туда 5 дню, как договорился об этом ранее с Досмухамедовым. 16 июня там открылся съезд Алаш Орды Уральской области, состоялись торжественные вручения знамени и провозглашение Алаш Орды (по данным историка Н.Жетписбаева копия этой знамени хранится в Жымпита). На другой же день меня направили в Омск для установления связи с Букейхановым – восточным лидером Алаш Орды, который в то время находился в Омске. Я приехал в Омск но Букейханова не застал, он уехал. На фронте дела шли плохо, красные наступали. Омск собирался эвакуироваться. Я успел только совместно с Уральской миссией передать Колчаку копию постановления Уилского съезда о провозглашении власти Алаш Орды и об избрании его  почетным аксакалом и прочее. После приема я же уехал обратно. Но на лошадях в Жилую Косу. Здесь я узнал, что Досмухамедов ведет переговоры с большевиками о борьбе против казачества, рассердился на интриганский характер политика Досмухамедова и уехал оттуда в Тифлис, не повидавшись с Досмухамедовым, и отошел от политической работы в Алаш Орде.

       Выступление мое в Шкуновском поселке при отправлении в Актюбинск произошло под влиянием чувства несправедливости приговора и состояния. Что я говорил сейчас не помню.

  И.Копжасаров

(подпись) 

21 марта 1930 года

 

 Доктор исторических наук покойный Кошим Исмаганбетов в свое время писал в газете «Егемен Қазақстан», что когда Мустафа Шокай находился на Кавказе через Искандера Копжасарова, его помощника по правительству Туркистанского мухтариата, получал известия о событиях в степи. Остается только догадываться, что и на этот раз Искандер направился к верному другу.

Интересно и примечательно, что в известной книге Н.Мартыненко «Алашорда» это историческое событие подтверждается выпиской из газеты «Правительственный вестник» от 30 августа 1919 года, издаваемой в г.Омске. Читаем: «... представитель от киргиз представил верховному правителю постановление съезда киргиз о поднесении верховному правителю звания почетного аксакала,  в своем ответе верховный правитель благодарил делегацию и заявил, что возбужденные делегацией вопросы составят срочное обсуждение в совете верховного правителя». (стр.144-145).

Таким образом подтверждается предположение историка Нуржан Жетписбая, который прочитал данное в Актюбинском гос.архиве о встрече Ескендира Копжасарова  с адмиралом Александром Васильевичом Колчаком.

  В ходе подготовки данного материала, в архиве областного управления КНБ я не мог пройти мимо интересного документа. Это дело № 140/ус по обвинению Канапина Елтая Сарбасовича и других 31 обвиняемого по статье 58 п 2 и 11 УК. Дело на 463 листах начато 7 февраля и окончено 3 июня 1933 года. Хотя бы от того, что фигурантами этого дела являются  26-й Досжанов Сагиндык, 30-й Калменов Капаш и 31-й Калменов Алпысба - извесные алашординцы.

Вопрос к Сарбасову Абдулле: «Расскажите, когда и где вы собирались в  Алма-Ате будучи осужденными, говорили об откочовках казахского населения из Табынского, Темирского и других районов в Туркмению и Каракалпакию?». Ответ: «Приблизительно в мае 1931 года приехала в Алма-Ату жена Жаулы Ахметова, мы собрались в новом городке Казитага я, Сарбасов Абдулла, Жаулы Ахметов, Каналин Елтай. Здесь Жаулы Ахметов со слов приехавшего вместе с женой адаевца, фамилию не знал, говорил, что казнаселение кочуют в Туркмению и Каракалпакию. Во время этих разговоров Копжасаров Искандер не присутствовал, так как сидел под арестом в лагере. Но он, как я знаю, был осведомлен об этом». 

12 марта 1933 года. Вопрос Каналину и Сарбасову:

«Скажите, какая у вас была в лагерях к.рев.группа, ее персональный состав, цели и задачи?». Ответ Сарбасова Абдуллы: «В лагерях в городе Алма-Ате среди заключенных существовало краев.группа в составе Каналина Елтая, Жаулы Ахметова, Копжасарова Искандера, Кожабаева Избасара, к которой примкнул и я».

 

Вспоминая события 1931 года арестованные напоминают об Искандере Копжасарове, пока он был живым. Следователи заинтересованы таким поворотом дел и запрашивают данные об Искандере Копжасарове и получают такой ответ:

«СССР. Полномочное предствительство ОГПУ в Средней Азии

г. Ташкент

отдел 3

26 мая 1933 года  №4609

ПП ОГПУ по КАЗССР

г. Алма-Ата

На в /№144 22 87 от 07.05-33г

Сообщаем, что з/к Купжасаров Искандер 02/01 1933 года умер.

Пд. №19307

Зам.начальника (Николаев)

Уполномоченный СПО (Векслер)»

Этот документ свидетельствует о том, что трагическая судьба Искандера Копжасарова оборвался в концлагере 2 января 1933 года в возрасте 48 лет.

 

Он был первым министром финансов первого правительство в западном Казахстане и предрек падение Советской власти и еще в его зачаточной фазе, был единомышленником великого Мустафы Шокая. Это был один из тех борцов за свободу и независимость своего народа который за это пожертвовал своей жизнью.

Потомки Копжасарова.

Когда я приступаю к описанию потомков Копжасарова невольно вспоминаю 1978-1983годы работы инструктором в Кобдинском райкоме партии. Моим заведущим организационном отделом являлся Ханафия Алтынов, человек очень требователный, пунктуальный и уважаемый. Я знал что он из рода Ебес, в те времена об Алашординцах лучше было и не вспоминать. Многие годы спустя дочь Оралбая младшего брата Ханафии Ботагоз представила мне фото Ахмета Копжасарова, и родословную составленное Ханафией Музафровичем. Из рода Ебес, и его ветвей Анай происходит Асан-Утеп-Кенжебай-Алдаберген и наконец Копжасар. У него было два сына Иса и Муса. Первый из них знаменитый волостной правитель Джирен Купенской волости.У него родились три сына Ахмет, Абдрашит и наш герой Искандер. От Мусы, младшего брата Исы идут Алтынсары(Алтын) от него Музафар, от него Ханафия и Оралбай. У Ханафии дети Аскар, Шолпан, Нина и Дина. От Оралбая Ботагоз, Асланбек и Акылбек.

Потомки Мусы избежали репрессии только укрываясь в Каракалпакстане и возвратились в Кобду в начале 60-х годов.

 

 

Балнияз Ажниязов,

писатель-краевед

 

Если вы нашли ошибку - выберите нужную часть и нажмите Ctrl + Enter.

Баннер

Оставить комментарий

комментарий